Кинорежиссер, открывший Роберта де Ниро, Джека Николсона и Мартина Скорсезе на Одесском кинофестивале

Наряду с Эмиром Кустурицей, Иржи Менцелем, Йосом Стеллингом и Ульрихом Зайдлем Одесский Международный кинофестиваль посетил американский кинорежиссер Роджер Корман. Его называют «королем фильмов класса Б», так как он снимал свои ленты феноменально быстро и дешево. Пик творческой карьеры Роджера пришелся на 50-70 года прошлого столетия, после он практически не снимал кино, а только продюсировал. Стесненный малыми бюджетами кинолент, сотрудничеством с молодыми и никому неизвестными актерами и режиссерами, он тем не менее умудрялся увидеть талант там, где другие его не замечали. Так, он сумел открыть Роберта де Ниро, Джека Николсона, Питера Фонду, Мартина Скорсезе, Френсиса Форд Копполу и многих других. В разгар одесского кинофестиваля Роджер Корман дал эксклюзивное интервью «Культурометру».

— Благодаря работе с Вами началась карьера многих именитых кинематографистов. Что это — зоркий глаз или какой-то внутренний механизм? Как вы разглядели и поверили в Копполу (Роджер спонсировал его первый фильм «Безумие-13», — прим.ред.), де Ниро и т.д.?

— Я был очень молодым человеком в Голливуде, денег у меня особо не было, и, соответственно, я не мог себе позволить нанимать известных актеров и кинорежиссеров. У меня не было выбора, поэтому я решил работать с неизвестными актерами, с молодежью, а также использовать свои дружеские связи для постановки фильмов. Возле меня на съемочной площадке работали люди, которых я знал, но которые совершенно не были известными.

— Т.е. это счастливый случай?

— Нет, это не совсем совпадение, я искал лучших из лучших и прислушивался к тому, что о них говорят в профессиональной среде. Именно поэтому я смог разглядеть самых-самых на ранней стадии. Кстати, первый с кем я работал, и кто потом стал звездой, был совсем не Джек Николсон, это был актер, которого сегодня вряд ли помнят  — Чарльз Бронсон.

— Как режиссер Вы закончили работать в девяностые годы, после были только продюсером. В последнее время в прессе часто пишут, что Вы собираетесь заново экранизировать рассказы Эдгара По, это правда?

(Поясним читателю, речь идет об уже снятых Роджером картинах по рассказам Эдгара По: «Падение дома Ашеров», «Ворон», «Заживо погребенный», «Маска смерти», «Колодец и маятник» и «Гробница Лигейи»).

— Да, я думал об этом, ведь появились новые современные технологии. Я хотел переснять фильмы со спецэффектами в формате 3D, но не стал этого делать, так как считаю, что те старые фильмы имеют ценность, прежде всего, сами по себе.

Roger Corman

— А добавить спецэффекты в некоторые картины, например, фильма «Падение дома Ашеров» не хотелось? Я поясню свой вопрос. Некоторое время назад, используя новые технологии, преобразовали ленту Сергея Бондарчука «Война и мир» — в картину, где горит Москва, добавили больше огня. 

— Я бы мог это сделать (добавить спецэффекты — прим.ред), но любой фильм — это самостоятельная независимая культурная единица и, если мне все-таки пришлось бы менять что-то в картине, то получился бы совершенно другой фильм.

Что касается фильма Бондарчука, у меня нет твердых убеждений на этот счет, но лично я склонен думать, что это плохо, не стоило трогать законченную режиссерскую работу. Я прекрасно помню этот фильм и считаю, что это шедевр. Невозможно вернуться к Мона Лизе и заново написать ее современными красками.

— Как вы считаете, что произошло с американским кино? Ленты 60-70 годов смотришь и понимаешь, что они вечны, в то время как многие современные фильмы однодневны.

— 60-70 годы — это уникальный период для американской истории, это период большого переворота в Америке во всех смыслах. Америка воевала с Вьетнамом  и большинству это совершенно не нравилось, люди не одобряли участия Америки в этой войне, по всей стране вспыхивали акции протеста и демонстрации. Вместе с этим социум желал перемен в социальной жизни, бОльшей социальной справедливости, а женщины стали отстаивать и утверждаться в своих правах. В итоге ситуацию можно было сравнить с бескровной революцией. Революционные настроения были сильны по всей стране. Картины, которые снимались в это время, а особенно независимое кино, конечно же, отражали этот настрой в обществе.

Roger Corman

— А что происходит сейчас?

— Америка сейчас намного больше разделена политически, чем в любое другое время на моей памяти. Например, большинство очень сильно протестует против войны в Ираке и Афганистане. В философском и культурном смыслах страна разделена на либеральные и консервативные группы, а промежуточного звена нет.

— Скажите, а как Вы относитесь к ремейкам собственных фильмов?

— Мне не нравятся ремейки, но иногда, если берется какая-то сцена или тема из фильма для того, чтобы ее переработать или улучшить, я поддерживаю. Ради другой интерпретации, ради другого смысла. Вообще, я не люблю ремейки, но один из своих фильмов я бы переделал — «Человек с рентгеновскими глазами» — вот именно его могли бы улучшить современные спецэффекты и он от этого бы только выиграл.

— А какой ремейк Вам все-таки нравится «Маленький магазинчик ужасов» или «Смертельная гонка»?

— Я считаю, что «Маленький магазинчик ужасов» — это хороший ремейк, потому что из черно-белой комедии ужасов авторы сделали цветной мюзикл и мне это показалось очень интересным. В новой версии фильма несколько изменили жанр. А вот «Смертельная гонка» — не очень хороший ремейк. Сцены гонок с технической точки зрения стали лучше, но они совершенно упустили философскую составляющую, о ней авторы просто забыли.

— А кого из современных режиссеров Вы считаете талантливым?

— Я назову, конечно же, Джеймса Кэмерона, который, кстати, начинал у меня на съемочной площадке. Когда он делала свой «Титаник», картина была самой дорогой в истории кинематографии, большинство людей, включая его кинокомпанию, были убеждены, что лента провалиться, но вместо этого, фильм стал самым главным хитом всех времен и народов. Он повторил свой успех и с «Аватаром». Обычно я не люблю многомиллионные блокбастеры, но он (Джеймс Кэмерон — прим.ред.) лучше других сумел доказать, что деньги можно потратить с умом.

— А как продюсер, над чем Вы сейчас работаете?

— Сейчас я занимаюсь монтажом двух картина, они уже на стадии пост-продакшн. Первая — называется «Оperation rogue» — это боевик, который я снял на Филиппинах. Кроме того, сейчас я снимаю фантастическую киноленту — «Sharktopus» (осьминогакула). Да, наполовину это осьминог, а наполовину — акула. Я уже снял несколько подобных фильмов для каналов, которые транслируют такое кино. Название для картины придумали заказчики, т.е. — канал. Я не хотел с этим связываться, потому что мне показалось, что название глупое, но я все-таки сделал этот фильм, и оказалось, что это лучший фильм в истории канала. Сейчас я работаю над фильмом «Sharktopus 2». Как оказалось, это не так уж глупо.

— И напоследок, пожалуйста, дайте совет начинающим режиссерам. Как  найти свой жанр кино?

— Мой совет начинающим кинематографистам заключается в том, что они несомненно должны доверяться собственному чутью и собственному творческому началу. Идти, так сказать, на поводу у собственного желания. Но при этом, они не должны упускать из виду то, что происходит на кинорынке, понимать, как он устроен и следить за ним.

Марианна ПОДЯ

Фото: Михаил ШТЕКЕЛЬ

   

Популярные новости за неделю

2016-01-10-56




2016-01-10-56
2016-01-10-56
Google+