Одесский пианист Ботвинов: «Мир — это единственное, чего сейчас не хватает для счастья»

Алексей Ботвинов, пианист, народный артист Украины дал свой первый концерт в 1979 году. Сейчас он президент и основатель фестиваля Odessa Classics, а также автор и участник многочисленных проектов, таких как: «Ad Libitum, или В свободном полёте», цикл передач с Михаилом Казиником, театральные постановки «Писмовник», балет «Нуриев forever», опера «Турандот», «Визуальная реальность музыки», мультимедийный концерт совместно с VJ-Videomatics. Ботвинов любезно согласился рассказать о своем творческом пути и планах на будущее, как повысить культуру родного города и страны.

Пианист Алексей Ботвинов

Пианист Алексей Ботвинов.

 

В девять лет в новогоднюю ночь под ёлкой, Вы находите ноты Баха, тут же садитесь за фортепиано  и присходит магия, Вы понимаете что хотите стать пианистом. А кроме этой ситуации, кто в Вашей жизни был виновником, благодаря которому определился Ваш творческий путь?

— Особенным человеком для меня была Серафима Леонидовна Могилевская, благодаря ей я остался в музыке. До 11 лет меня учили не совсем правильно в плане техники, это я позже понял, и Серафиме  Леонидовне пришлось перестраивать   всю технику  с нуля — это во-первых, а во-вторых, она была педагог от Бога. Не то, чтобы она меня влюбила в музыку, нет — я любил музыку, но она показала мне путь, как музыкой можно наслаждаться во время обучения, а не мучиться.

Благодаря ей я остался в пианизме, если бы не она, скорее всего я перешёл бы на композицию, тем более что в этой области у меня были очень неплохие успехи, и, параллельно с этим, наверняка занимался бы кино. Меня всегда это интересовало. Но когда я стал лауреатом на конкурсе имени Рахманинова (Москва), про кино я забыл, это был большой успех в советское время, большая сенсация для Украины. До меня лет 50 никто не получал эту премию после Гилельса.

Первый концерт Алексей Ботвинова. Одесская филармония, 1979 год. Фото из личного архива Ботвинова.

А как оказались в Европе? 

— Практически случайно, в том плане, что всего за четыре месяца я узнаю о международном фортепианном конкурсе имени Клары Шуман (Дюссельдорф). Это Мега — конкурс, с совершенно потрясающим жюри, играющие пианисты,  среди которых-  Марта Аргерих, Борис Блох, одессит кстати, Владимир Ашкенази, а председателем жюри, был ведущий немецкий критик Йоахим Кайзер.

Финал конкурса имени Клары Шуман, Дюссельдорф, 1994 год. Фото из личного архива Ботвинова.

Это был совершено другой подход, такой, как надо делать, чтобы было объективное жюри. Когда я посмотрел программу, понял, что играл всего процентов двадцать от общего материала. Вообще то, так не делается. К такому конкурсу, по-хорошему нужно годик подготовиться. Авантюра. Но я понимал, что если я хорошо сыграю, моя любимая Марта Аргерих меня поддержит, так и случилось (улыбается). Я получил Вторую премию Шумана.

С Владимиром Ашкенази, 1994 год. Фото из личного архива Ботвинова.

После этого, поступило предложение от хореографа Хайнца  Шперли поработать  в балете, но не аккомпаниатором, а в большую серию спектаклей «Гольдберг- вариации» и «Детские сцены», Шумана. Это особая ситуация, как правило такого не бывает. Дело в том, что швейцарский балетмейстер хореограф Хайнц Шперли, был и есть любителем фортепианной музыки и предпочитает создавать балет на новую и живую музыку, предпочтительно фортепианную,  чем оркестр. Поэтому ему нужна была живая музыка и живое исполнение. Меня взяли на специальное место и ставку. Я переехал. Идеальная работа. И я думал, что уезжаю навсегда, но буквально через полгода, невероятно затосковал, замучила ностальгия. Никогда не думал, что со мной может такое случиться. Я понял что должен вернуться. Как раз совпало так, что Хайнц Шперли переехал в Северную Швейцарию, Цюрих, и он смог приглашать меня на десятки концертов, так что получилось вести деятельность на два дома.

Вас по праву можно назвать новатором в подаче классики: это театральные проекты, балет, видеоинсталляции. Вы все время раздвигаете границы своих возможностей, есть область где Вам интересно поэкспериментировать?

— О да, это интересно. Конечно  есть, говорить не буду.

Хорошо. В этом году пройдёт пятый юбилейный фестиваль Odessa Classics. Это значимое событие как в жизни нашего города так и для Вас лично. Знаю что замысел родился именно как резонанс на политические события в нашей стране. Но тем не менее, Вам нужна была поддержка, Вы делитесь с друзьями, какова их реакция ?

— Первым  я обратился к своим друзьям бизнесменам которые меня поддержали, а потом я стал искать других, и они говорили нет. Но первые уже сказали да, поэтому соответственно нужно было хоть как — нибудь, но сделать. Это был протест против ужасной ситуации, я понимал, что это единственное чем могу помочь своей стране в условиях в которых мы оказались из-за агрессора. Я понимал, что нужно что — то делать, и как говорится психанул и попробовал.

До войны я вовсе не думал, что буду заниматься таким проектом, по крайней мере сам. Если бы например город организовал нечто подобное и предложил мне быть худруком, я бы с большим удовольствием этим занимался. Но понял, что в такое время никто организовывать ничего не будет, да и вообще не понятно, что дальше будет. Было одно только понимание, пока сам не сделаешь, никто не сделает. По крайней мере такого уровня как я хочу, высокого и бескомпромиссного.

Вы все таки верите что классическая музыка связанна с коллективным процветанием в обществе?

— Сто процентов верю. Когда люди более духовно наполнены и гармоничны, то и само общество становится таким же. В таком обществе становится больше достатка, порядка и благополучия. Я абсолютно в это верю, это аксиома для меня!

Прошлым летом фестиваль посетил глава государства, скажите, отразилось ли это  в позитивно — финансовом состоянии для фестиваля  со стороны государства? Удалось достучаться?

Вы знаете, я пока не готов ответить на этот вопрос. Есть культурный фонд, и на него нужно поддаваться чуть позже, в начале года. Дело в том, что нам бюджет нужно было планировать уже, а там условия такие, что за три четыре месяца до начала проекта. Посмотрим, не знаю. Поэтому прежде всего приходиться  рассчитывать на силы меценатов, а также поддержку местных властей.

Хочу отметить, что один из лучших концертов фестиваля пройдёт бесплатно- это open air на Потемкинской лестнице, Вы говорили, что это событие проходит при поддержки местных властей, это единственная помощь со стороны мэрии? И насколько мы знаем, губернатор поддерживает фестиваль не только бюджетными средствами, но из личного благотворительного фонда, так?

Open air, самый масштабный и затрачиваемый концерт из всего фестиваля.  Звезды мирового масштаба, гигантская сцена, иностранные коллеги не понимают как такого уровня концерт может быть бесплатным. Но город действительно помогает и пока мы тянем. Хотя несомненно, даже символическая плата нам бы очень помогла, но это идёт в разрез с имиджем и идеей создания самого фестиваля.

Что касательно губернатора, то фонд — это его личные средств, не могу не сказать слова благодарности Максиму Степанову, который вот  уже второй год является генеральным партнером фестиваля. Благодаря его поддержке нам удалось вывести фестивальную программу на топ-уровень.  Не так часто можно встретить у нас руководителя высшего ранга, который вместе с тем искренне любит и ценит искусство, понимает его значение для всего общества. Когда  мы сидели вместе на некоторых концертах фестиваля, то я видел как он реагирует, это не имиджевая  вещь, это все очень искренно.

Сложно представить гонорары тех звёзд которых Вы к нам привозите. Среди них есть те, кто понимая куда они едут соглашаются на менее привлекательные условия для себя?

Они действительно делают скидку на нашу ситуацию. Кто- то делает большую, кто то меньше.

Это происходит из личных побуждений?

Ну в принципе да, они же видят сколько стоят билеты на концерты там и тут. Понимают что здесь другая экономическая ситуация.   Меценаты очень помогают в  этом вопросе, но  чтобы кто-то приехал бесплатно, это мало вероятно.

Если Вы занимаетесь творческой составляющей фестиваля, то Ваша супруга Елена полностью отвечает за организационные вопросы. Должно быть большая удача, что близкий человек, не только муза, но и надёжный партнёр, как Вам работается вместе?

Елена Ботвинова.

Работается хорошо, только у нас не восемь часов рабочий день, а шестнадцать, и так круглый год, уже пятый по счёту, это очень тяжко. Но если бы этого не было, то и результата такого бы не было. Мы добились очень высокого уровня уже за четыре года фестиваля, это прежде всего благодаря нашей работе

Алексей, Вы как художественный руководитель фестиваля полностью определяете какой будет репертуар. На чем основывается ваш выбор, и на сколько важно думать о слушателях?

В этом и суть художественного руководителя, чтобы он собрал пазл между тем что ему кажется нужно этой аудитории и тем какие есть возможности. Я провожу переформатирование публики, чтобы она лет через пять, уже полностью соответствовала европейскому уровню. Наша публика замечательная, и я ее обожаю, просто ее нужно постепенно не то чтобы образовывать, а скорее реформировать, показывать тенденции, все то, что они не видели. Если в Европе люди десятилетиями нормально развивались, то к нам  Топ звезды десятилетиями не заезжали  ни одной ногой. Это нужно учитывать.

Если прошлый фестиваль носил характер синтеза между современным искусством и классическим, то под каким лозунгом можно определить будущий фестиваль?

Я программирование под темой фестиваля не провожу, потому что мы ещё до этого не дожили. Нам нужно понимать уровень, плюс показывать вещи, которые ещё не видели. Но традиционно в нашей программе есть такие проекты как Роби Лакатош и Майкл Гутман —  это проекты на грани высокий энтертеймент и классики. И вместе с тем есть более серьёзная музыка. В этом году- это пианисты Пьетро де Мария и Сиприан Кацарис. На сегодняшний день за основу-  это прежде всего  Топ уровень и новые тенденции, то что наша публика живьём не слушала.

О репертуаре: в этом году, впервые  наш фестиваль посетит такая мировая звезда как Миша Майский, виолончелист, знаю что вы с первого дня фестиваля мечтали увидеть его на сцене, почему раньше это было невозможным?

В первую очередь у фестиваля не хватало имиджа, да и у него гастрольный график расписан на несколько лет вперёд. В этом году все совпало.

Гия Кончели один из ныне живущих классиков, посетит наш Фестиваль, по- моему будет ещё один очень трогательный вечер?

— Гия Канчели один из ведущих композиторов современности. Мы общались в Батуми, сразу после Odessa Classics, я тогда исполнял его произведение во втором отделении концерта, предложили  ему приехать в Одессу, он не смотря на то, что он  редко выезжает, согласился. Вместе работали над программой, Гия  Канчели подключил своего близкого друга  и талантливого кларнетиста Юлиана Милкиса. Получилась очень красивая программа, я уверен, что Игорь Шаврук раскроет партитуру, он потрясающий музыкант. Помимо концерта пройдёт творческий вечер маэстро, где будет презентован документальный фильм о нем, кстати премьеру которого запланировали на апрель, но когда продюсеры узнали о творческом вечере в рамках фестиваля, перенесли ее на июнь. Так что в Одессе состоится мировая премьера.

Пианисты которые впервые выступят на нашей сцене Пьетро де Мария, Сиприан Кацарис, итальянец и француз. Почему выбор пал на них?

Очень интересно показать другие школы, то что наша публика живьём не слышала. Пьетро до Мария, у него очень сдержанная и спокойная манера игры- это итальянская аристократия, а Сиприан Кацарис- это совершенно другой стиль, он утончённый, изысканный и даже немного ироничный. Моцарта и Бетховена у нас так не играют, он играет с другим бэкграундом. Например на прошлом фестивале были пианисты Себастьян Кнауэр и Штефан Владар, это совершенно другая школа. Поэтому хочется показать нечего иное.

Даниэль Хоуп, скрипач, художественный руководитель Цюрихского камерного оркестра, как получилось что он стал резидентом  фестиваля Odessa Classics.

Когда Хоуп посетил нашу школу Столярского, у него случился невероятный контакт, для  него с детства — Ойстрах  был Богом. Он так проникся этим местом и ее историей, что пошёл на то, чтобы связаться с нами дальше. Это огромная удача для фестиваля.

С вашей стороны я замечаю постоянную поддержку молодых музыкантов, детский фортепианный конкурс, и  на фестивале выступление трёх скрипачей  с Хоупом в оперном театре. Кто эти скрипачи.

Это была идея абсолютно Даниэля, он хочет поддержать наших музыкантов. Это юные и талантливые скрипачки, одна из нашей школы Столярского, остальные  две из Киева и Львова, возраст от 11 до 14 лет, если я не ошибаюсь. Накануне концерта, пройдёт открытая репетиция в Столярке с Даниэлем, что — то вроде мастер-класса. Они сыграют концерт для четырёх скрипок Вивальди.

Сейчас многие музыканты, будь то скрипачи или пианисты, становятся дирижерами, Вы думали о собственном дирижировании?

Я думал об этом, может когда- нибудь это и случится, для дирижёра никогда не поздно. Просто у меня столько времени занимает фестиваль, что некогда даже подумать об этом, но в принципе тема интересная.

По традиции, накануне открытия, в музее Восточного и Западного искусства пройдёт выставка художника, в этом году — это Арсен Савадов, почему именно  он.

Честно говоря, если не говорить об одесситах, которых я очень люблю, Арсен Савадов мой любимый художник. Тот стиль, который мне ужасно нравится. Просто любимый художник. Поэтому, я очень рад, что на юбилейный фестиваль будет именно он.

А как Вы думаете, много ваших коллег посещает фестиваль?

Моих коллег фестиваль  посещает не много. Это какой-то вирус в консерватории и музыкальных школах, дело в том, что есть такие педагоги, для того чтобы их ученики любили и уважали, почему считают,  что слушать нужно только их, и вообще никого слушать не надо. И дальше , на концерты ходить не обязательно, только слушайте что я Вам говорю, и все!  Это просто какой-то вирус закомплексованности у педагогов, он тормозит развитие нашей школы. Это очень печальная вещь. Я помню когда  учился у Серафимы Леонидовны, это были 70-80 годы, наоборот, все студенты каждую пятницу бегали в филармонию. Нужно слушать и понимать что происходит. Но я надеюсь что это пройдёт.

Алексей, как Вы считаете, наши музыканты по прежнему ориентируются  на Европу, или уже видят перспективу на родине.

Ориентируются туда — да, но уже не все так печально, как было десять-пятнадцать лет назад. Кто- то видит перспективу здесь, кто-то на два дома. Потихоньку ситуация улучшается, маленькими шажками.

У вас растет сын , а для ребёнка естественно  искать  образы  для подражания в среде в которой он растёт, вы находите у него задатки музыканта?

Слух есть очень прекрасный, но пока что ещё очень маленький, ему пять лет и он очень активный мальчик. Это не тот случай, когда можно начинать обучение рано. С нашим будет чуть позже. Но слух есть.

А обучение планируете здесь?

Здесь. Да, конечно. У нас и музыкальная и общеобразовательная очень хорошие школы.

При таком режиме, Вам нужны помощники, кто вам помогает с сыном, это Ваша мама?

У нас скорее дедушка незаменимый помощник, мой отец Анатолий Дуда, ну и конечно теща, она очень помогает.

С родителями. Фото из личного архива Ботвинова.

Вы производите впечатление счастливого человека, занимаетесь любимым делом, но тем не менее  говорят,  что для счастья всегда чего- то не хватает, чего не хватает Алексею Ботвинову.

— Хотелось бы, чтобы закончилась война. Мир — это единственное, чего сейчас не хватает  для счастья.

Беседовала Олеся Баглюкова.

 

   


Самое популярное за неделю




Анонсы

2016-01-10-56
2016-01-10-56
2016-01-10-56
Google+