В художественном музее устроят эксгумацию соцреализма

14 декабря в 18:00 Одесский художественный музей представит проект «ЭКСГУМАЦИЯ. Соцреализм из собрания ОХМ». Новая выставка логически продолжает недавно завершившуюся выставку «Спецфонд: Репрессированное искусство», которая знакомила одесскую публику с искусством запрещенным, изъятым на долгие десятилетия из истории, научного оборота и экспозиций музеев.

Чем заменили его, для чего зачистили художественное пространство, что стало альтернативой репрессированному украинскому авангарду и модернизму? На эти вопросы призвана ответить выставка «Эксгумация». Она будет работать до 11-го февраля.

В рамках выставки устроят готовят и образовательную программу:
15 декабря в 17:00 — лекция Михаила Рашковецкого Социалистический. Реализм?
22 декабря в 17:00 — лекция Татьяны Басанец Соцреализм без берегов
начиная с 23 декабря по воскресеньям в 11:00 — кураторские экскурсии по выставке Анны Алиевой.

«Мы вытащили из запасников соцреализм. Местами полуразложившийся и осыпающийся, — говорит директор худмузея эпатажный художник Александр Ройтбурд. — Это не имеет никакого отношения к прогрессирующей сейчас среди прогрессивной художественной общественности моды на совок. Мы не умиляемся соцреализму. Мы хотим его препарировать. Никакой ностальгии. Такая себе судмедэкспертиза.
От модернизма, который мутирует в официоз, к официозу, мутирующему в «строгий стиль». От сухорукого Сталина кисти Бродского (с тех пор никто не писал Сталина с сухой левой рукой) до кустиков сирени и розочек. От трехметровых орясин до натуралистических жанровых сценок. Эпический «вождизм» и мещанское «мелкотемье» в соцреализме — две стороны одной медали. Мещанство и конформизм порождают диктатуру.
«Встречи с прекрасным» не будет. Вас ждет встреча с правдой об изнасилованном контексте, сломленных художниках и оплёванном искусстве. Как центр мирового авангарда был превращен в заповедник ретроградного имитаторства, как революционность была подменена на сервильность. Правдивый анализ большой лжи».

Куратор Анна Алиева уверена, что выставка «Эксгумация. Соцреализм из собрания Одесского художественного музея» — это попытка заглянуть в глаза черной бездне. «Что есть искусство социалистического реализма, а главное — искусство ли это? Чем важно искусство, подчас имеющее низкую художественную ценность? Возможно ли говорить о соцреализме, помещая его в сугубо эстетическое поле, отбрасывая этические категории? И наоборот ¬— превалирует ли трагизм, которым пронизана история искусства 30-х годов над самим искусством? Возможно ли рассматривать искусство в отрыве от персоналий и исторических реалий? Как власти удалось сломать и переформатировать под себя несколько поколений художников, в том числе больших мастеров?

Когда мы начинаем касаться этих вопросов, становится ясно, что тема соцреализма табуирована не столько наукой, сколько самим обществом, которое жестко ограничивает контекст, задает полярность на уровне мнений и чувств, не позволяет посмотреть на соцреализм отстраненно и беспристрастно.

Советский режим пришел к власти в результате революции и активно эксплуатировал революционную риторику. Пафос тотального преобразования мира казался созвучным революционным поискам художников-авангардистов и радикальных модернистов. Однако, на рубеже 1930-х годов режим начинает цементироваться и актуализировать консервативные тенденции. Официальная идеология по-прежнему ритуально сакрализирует революцию, но вместе с тем табуирует революционный вектор в искусстве. В 30-е годы ХХ века в СССР свобода творчества была окончательно задушена, утвердилась жесткая идеологическая и эстетическая цензура. С ликвидацией НЭПа исчезает и художественный рынок, главным и единственным заказчиком художественного произведения становится государство. В начале 1930-х все советские художники были согнаны в единый «творческий союз», выполнявший функции активного проводника идеологии и политики коммунистической партии. Все независимые художественные группировки были распущены.

Так называемый «социалистический реализм» утверждается как «единственно правильное» направление. Формируется четкий канон, в котором эстетика следует за идеологией. В его основе — новый академизм, апеллирование к образцам имперского искусства, крайняя идеологизация, довлеющая литературность и дидактичность. Воскрешается некогда отмерший жанр передвижнической «тематической картины» с ее «народностью» и натуралистическим реализмом, но с подменой ее критической составляющей идеализацией действительности. Для соцреалистического искусства характерно мифотворчество, создание иллюзии «светлого будущего», которое чудесным образом наступило уже сейчас, проецирование образа «идеальной реальности» в сознание широкого зрителя. Вершиной изобразительного искусства объявляется монументальная многофигурная картина с сюжетами о встречах вождей с народом, трудовых свершениях, революционной героике, военных подвигах, колхозных праздниках и радости жизни в советской стране.

В это же время в Советском Союзе проходит насильственная коллективизация, голодомор, массовые репрессии, русификация, форсированная индустриализация и милитаризация.

Эти процессы порождают новый тип человека, оторванного от земли, выдернутого с корнем из привычной среды. Социалистический реализм представляет его как здорового, красивого, вечно молодого «нового героя», воплощающего античный идеал, обретающего личное счастье через коллективные деяния, направленные на благо советской родины. И чем многочисленнее и сплоченнее коллектив, чем масштабней действие, тем выше градус этого счастья.

События Второй мировой войны также стали в советском искусстве объектом мифологизации. Именно на этой мифологизации основана сегодняшняя российская «религия Великой Отечественной войны».

Со смертью Сталина и последующей хрущевской «оттепелью» соцреалистический канон размывается. По мере снижения пафоса тоталитарной идеологии ослабевает и господство эпической «тематической картины», на маргинесе актуализируется бытовой жанр. Тотальный большой стиль вырождается в мещанское повествовательное бытописание, вскоре официально заклейменное как «мелкотемье» и «лакировка действительности». В конце 50-х годов в искусство проникает свежий воздух, начинают превалировать нотки романтизма и искреннего оптимизма. Расширяются границы дозволенного в стилистических, пластических и образных решениях. Это приводит к появлению «сурового стиля» и последующих направлений. Но до самого краха советской империи соцреализм, объявленный «не стилем, а методом», оставался стержневой доктриной ее официального искусства.

Происходящее сегодня в Украине процессы декомунизации заставляют нас по-новому всмотреться в искусство той эпохи. Какую роль должны играть музеи в репрезентации искусства, состоявшего на службе пропаганде? Должны ли музеи, как государственные институции, сохранять объективность в представлении противоречивых страниц истории искусств, или им следует впасть в забытье, стыдливо замалчивая целый пласт отечественного искусства? Представлять ли мастеров, обслуживавших преступную идеологию, безобидными пейзажами и натюрмортами, или выставлять их программные вещи, формируя критический контекст их восприятия и осмысления? Выставка «Эксгумация» не отвечает на эти вопросы, но задает их.

Многие произведения искусства той эпохи сегодня требуют реставрации. Несмотря на плачевную сохранность, мы намеренно включили их в проект «Эксгумация». Мы показываем тоталитарное искусство в состоянии полураспада.

Истории известны примеры, когда искусство стояло на службе интересов власти, но никогда еще эти отношения не были столь тотальными и бескомпромиссными, как при сталинском режиме.

Возможно, не все представленные на выставке работы имеют ярко выраженную художественную ценность. Но они являются артефактами эпохи, страшные уроки которой непозволительно забывать».

В день открытия выставки вход на нее — свободный. Затем вход на выставку — по билету на осмотр основной экспозиции (70₴). Выставк  будет работать  до 11-го февраля.

   

Самое популярное за неделю

2016-01-10-56




2016-01-10-56
2016-01-10-56
Google+