В Кукольном театре премьера спектакля для взрослых

При полном аншлаге в Кукольном театре состоялась премьера молодого режиссера Ивана Урывского. Два года назад Иван буквально взорвал одесскую театральную жизнь постановкой «Тени забытых предков» в Украинском театре. В «Олесе» Иван сильно рисковал повториться. В принципе, исходные данные те же: украинская сельская глубинка, фольклор, ведьмы, несчастная любовь. С первыми же специфическими нотами музыки эти опасения только укрепляются. Но в одну воду, как известно, дважды не зайти. И Иван блестяще подтверждает это утверждение, вдребезги разбивая опасения. «Олеся.Мистификация» — это совершенно другой спектакль.

В нем сложно не заметить фирменные авторские черты — упор на хореографию и сценографию, повторение реплик с разной интонацией, стилистику. Каждая сцена — самобытна в своей красоте, аскетична в декорациях, достаточна, чтобы оценить все детали и сложить их в рисунок спектакля. Практически все декорации можно пересчитать на пальцах двух рук: огромное настоящее дерево, подвешенное над сценой, лавка, ведро, алые бусы-фетиш Куприна, косматые шубы… Художник по свету мастерски выхватывает то одно, то другое, создавая атмосферу, нагнетая и фокусируя.

«Олеся» — не самое длинное произведение Куприна, но, по его признанию, самое любимое. Действие разворачивается в глубине Полесья. По сюжету, некий Паныч приезжает в село по своим делам, живет у селянина, охотится, но готов выть от безделья и скуки. Однажды, он узнает, что неподалеку живет настоящая полесская ведьма, которую односельчане выгнали в лес вместе с маленькой внучкой. Панычем овладевает идея отыскать диковинку — и вот, однажды, любопытство приводит  его в старую покосившуюся хатку. Здесь старуха-ведьма живет вместе с внучкой, которая превратилась в красивую девушку. Паныч поражен красотой и самобытным умом Олеси, она же гадает на него. Карты говорят: сердце у Паныча холодное, любить не будет, женщинам горе принесет. Там же, в картах, видит она и судьбу той, что подарит любовь Панычу. Но страсть вскипает, и обратный отсчет запущен.

Паныч — единственный в постановке, у кого нет куклы, как и нет имени. Остальные персонажи — Мануйлиха, селянин Ярмола, Евстахий Африканович и сама Олеся — нет-нет да и разделятся. Актер выглядывает из-за куклы, подчеркивая обыденность и гротескность разворачивающегося действа. В этой ситуации рост Паныча как персонажа ограничен, и он быстро раскрывается: при всех попытках спасти ведьму и внучку от самоуправства урядника, нет-нет да и вылезет наружу неприглядное. Объективизация — описывая Олесю, Паныч говорит: волосы, глаза, тело. В беседе с ней уже явственно проглядывает Пигмалион — книги читать будем, в гости ходить будем, не стыдиться, гордиться тобой буду.

Дальше всех в своем отделении от кукольного образа уходит главная героиня — Олеся. Она не только полностью выпрыгивает из куклы, но и… впрочем, не будем отнимать у читателя удовольствие прочувствовать, что же произойдет с героиней, описанием.

Финальная сцена спектакля, несмотря на определенный аскетизм, переполнена эмоциями. Они выплескиваются в зал, заставляя вытирать слезы и отбивать ладони в аплодисментах. Одно о постановке можно сказать точно — она удалась.
В третий раз «Олеся. Мистификация» покажут на сцене кукольного театра 16-го декабря.

Фото: Александр Царёв

   

Самое популярное за неделю

2016-01-10-56




2016-01-10-56
2016-01-10-56
Google+