В Одессе появилась экспериментальная лаборатория мебели

В Одессе на улице Косвенной появилась экспериментальная лаборатория, где создают удивительные диваны, кровати, пуфики и кресла. Попасть сюда – словно оказаться за кулисами большого театра: повсюду лекала, станки, отрезы тканей и удивительные конструкции, которые скоро станут диваном. А управляет всем одессит Вячеслав Арсирий. Его профиль – изготовление мебели по индивидуальным заказам. И как у уважающего себя современного художника у Вячеслава есть псевдоним — Сеня Ленин. Он воспринимает мебель как искусство.

мебель Paradox

 

Культурометр расспросил Сеню-Вячеслава о том, как отличить качественную мебель от просто красивой. Чем немецкая превосходит и уступает итальянской, научились ли в Украине делать качественную мебель, а также о самых необычных заказах, с которыми довелось ему поработать.

Сеня Ленин – мастер на все руки. Он и дизайнер, и конструктор, и пилильщик, и в тканях разбирается, и в дереве для каркасов, а увлекательные лекции о такой банальной вещи как поролон может читать часами. Сеня объездил весь мир, работая над дизайном и конструкцией мебели для Baxter, Giorgetti, Christopher Guy, Colombostile, Provasi. Диваны Сени украшают гостиные, спальни и кабинеты, а также VIP зоны аэропортов (Внуково и Шереметьево), гольф-клубы и даже отель Ritz. А кабинет Сени украшают награды международных профессиональных состязаний. Главная фишка Вячеслава – он создает мягкую мебель под заказчика.

 

— Домой, в Одессу, я вернулся в 2013 году. Родился сын и я был поглощен семьей,- говорит Вячеслав. — В прошлом году понял, что опять полон сил, идей и творчества, я готов создавать новые шедевры и буду это делать здесь, в Одессе. Для себя, для сына, для всех. И вот, создал диван, который взял приз в номинации “Новый взгляд на классику” от компании Roy-Bosh. Тут я выступил дизайнером и исполнителем. Вдохновившись,создал лабораторию мягкой мебели Paradox. Где воплощаю идеи, проекты, желания. Я хочу привить вкус к хорошей мебели, показать и доказать, что качество зависит не от страны производства, но от людей, любящих свою работу и относящихся к созданию мебели, как к искусству. Я не делаю мебель, я создаю мебель!

— Звучит так, словно мебель – это действительно произведение искусства. Но как же с индивидуальным подходом?

— В лаборатории мы создаем мебель под человека, учитывая анатомические особенности клиента, его близких, и предпочтения. Сначала обсуждаем, что человек ждет от дивана, кровати, кресла – какие нагрузки, какие особенности. Например, один клиент заказал журнальный столик-пуф к комплекту своей итальянской мебели.

В Италии на фабрике таких не делают. Это был серьезный вызов – выдержать в стиле известной марки и при этом разработать функциональную устойчивую модель. Это кропотливая ручная работа. Несколько недель я работал исключительно над этим изделием. В итоге, журнальный стол-пуф идеально вписался в комплект. Стеклянную столешницу сделали из многослойного триплекса, его часто называют пуленепробиваемым. Изделие спокойно выдерживает акробатические номера двух детей. Я люблю такую работу: интересная задача, а на выходе – красивая, удобная и безопасная в условиях семьи мебель.

— А как тестируют мебель при ее разработке?

— Тестирование с клиентом начинаю с момента основания. Сделали основание дивана или кровати и зовем заказчика – посидеть, почувствовать. Если заказчик говорит – о, тут я бы хотел повыше или пониже, помягче или пожестче, тогда мы по этим пожеланиям корректируем эскиз, дополняем конструкцию.

— Вас послушать, так все дело в эргономике. Но из лаборатории выходят красивые диваны.

— У мебельщиков есть такая поговорка: итальянцы делают красиво, а американцы делают качественно. Я уверен, что мебель должна быть и красивая, и качественная. Что толку с качественной мебели, которая раздражает или с красивой, но бестолковой. Иногда заказчики приходят с совершенно экзотическими идеями, которые и на бумаге-то выглядят фантастическими.
Однажды, мы полностью обставляли квартиру. Это был подарок отца дочери на день рождения. Узнали, что девушка родилась в год змеи, и решили это обыграть. Дизайнер принес вот такой эскиз, — Сеня показывает на телефоне рисунок в стиле Антуана де Сент-Экзюпери: несколько полосок и голова.

— И вы сшили длинную змею и свернули в трубу?

— Нет, не совсем, — смеется Сеня. И показывает будто живого огромного питона, свернувшегося кольцами в углу комнаты. – Это же диван, хоть и мини, а не мягкая игрушка. Здесь мы гнули фанеру для каркаса: это три дня непрерывной работы. Затем обили поролоном и создали живую узнаваемую форму. Именно тогда во мне проснулся скульптор: я лепил голову змеи и переделывал множество раз. Я изучал анатомию змей и, не поверите, пересматривал мультик Мартышка и Удав. Затем с девочками-швеями выкладывали ткань, подбирали рисунок для идеальной имитации. Это была очень творческая работа.

Кроме чертежей и творчества очень важны материалы. Однажды меня просили починить дорогой диван, который повело – так в нем оказался настолько сырой брус внутри, что из сучка пророс росток! Вы представляете? Зеленый лист внутри дивана! Или однажды попросили посмотреть итальянский диван, который внезапно стал «прыгать». А у нас климат влажный, при покупке это не учли! Одна ножка короче остальных на 5 сантиметров! Потому в лаборатории Paradox мы используем только качественные материалы – влагостойкую фанеру либо обработанную древесину любых сортов дерева. Я могу лекции читать о радиоактивности поролонов и токсичности материалов. Поэтому использую только сертифицированные материалы. Ткани на обивку используем чаще итальянские. Они и красивые и качество высокое. Я даже делаю внутренний чехол на поролон под ткань. Это эстетика.

У меня гарантия 10-20 лет на диван идет – что не погнется, не сломается. Только если захочет заказчик – ткань перетянуть. Естественно, такие материалы стоят денег, и потому диван в лаборатории Paradox стоит 1,5-2 тыс. долларов, в среднем. Итальянские аналоги на рынке обходятся 5-9 тысяч евро. Нет, конечно, можно купить «заводской китай», меньше тысячи долларов. Покупают люди мебель «попроще», а потом жалуются: спина болит, ламель сломалась, дети рассекли себе что-то или ударились больно головой, потому что подлокотник, который должен быть мягким, почему-то оказался жестким. Кстати, с поиска мебели в нашу гостиную и началась история лаборатории Paradox в Одессе.

— Как это?

— Нам самим был нужен диван в гостиную. Мы хотели американца, нашли за 10 тыс евро и подождать доставку 1.5 месяца. Дороговато для безработных (смеется).  Арендовали помещение, купили инструменты, станки, швейную производственную машину и прочее, сделали сами свой диван, обили итальянской тканью… Благо, знаю и умею, вышло не дороже! Ну и не останавливаться же? Родственники, друзья… Так заказчики стали появляться, проекты небольшие и название Paradox.

— А почему Paradox?

— Мебель марки Paradox – это другая мебель. Та, к которой еще не привыкли, парадоксально честная и своя. А еще существует парадокс в отношении людей к мебели. Они покупают европейскую мебель за 7-9 тыс евро – один диван. А когда он ломается, то оправдывают покупку – мол, это же Италия. Просто чуть-чуть надо починить. Или ищут мебель совсем дешевую. Которая поломается за год. Помните, Чехов написал: «Мы не такие богатые, чтобы покупать дешевые вещи». А люди часто пытаются сэкономить, но в итоге отдают те же деньги – один диван без проблем на десять лет за 1,5 тысячи долларов или каждые три года новый диван за тысячу долларов. Или спины чинят бесконечно: массаж, обезболивающие.

Я хочу показать, что в Украине можно и нужно делать качественную и красивую мебель. И доказываю это в каждом диване и каждой кровати. Я на свою мебель краш-тесты делаю. Paradox – ведь это лаборатория. Здесь разрабатываем мебель под человека, под обстоятельства. Мое кредо – мебель как искусство.

 

   

Самое популярное за неделю

2016-01-10-56




2016-01-10-56
2016-01-10-56
Google+