В Украинском театре — ошеломительная премьера о любви и безумии (фото)

В Украинском театре — долгожданная премьера теперь уже главного режиссера театра экспериментатора Иваны Урывского. Постановка «Прекрасный рогоносец» по пьесе Мейерхольда, пожалуй, самая зрелищная и эмоциональная из и так достаточно богатых на эмоции режиссерских работ Ивана.

Настолько мощная и одновременно нежная пьеса о любви и ее невозможности, о доброте жестоких и безумии сердечных. История разворачивается в небольшом поселении на берегу моря, и зрительный зал превращен в корабль — то тут, то там снасти, деревянные борта, кажется, даже пахнет смолой.

Друзья детства наконец встречаются и отправляются домой, где один из них не был долгие годы. Вместе они собирают фрукты — яблоки. Яблоки — одновременно как символ искушения, и как символ незрелости — зеленого цвета. Она, которая выросла с ними двумя, вышла за одного, кому клянется в вечной любви, но действительно ли ее сердце произносит эти клятвы?

Они говорят о любви так сладко, так велеречиво, так восторженно, экзальтированно. Но у него дрожит голос, а у нее дрожат руки. Постоянно дрожат, пока она говорит о нем. Это первый режиссерский намек на фальшь.

Многословное восхищение и уверения в любви, которые переходят в банальное хвастовство и требования демонстрации обнаженного тела. Невинный казалось бы флирт, желание понравиться и быть справедливым, перетекающие в паранойю, домашнюю тиранию и требования невообразимого: заняться сексом с каждым мужчиной от 15 до 60 в своем родном селении на глазах у супруга.

Это спектакль о домашнем насилии и объективизации женщины. Настолько тонко и убедительно показать шаг безумца от преклоняющегося восхищения к требовательному насилию, торговле телом. Настолько деликатно и убедительно продемонстрировать ущербность самопожертвовании, зловещую разрушительную мощь инфантилизма.

В спектакле есть Солдат и Балерина — этакие воображаемые друзья, мировосприятия главных персонажей.

А третий в любовном треугольнике тащит через всю сцену, свою жизнь — якорь, на который взбирается якобы влюбленная парочка с просьбой «помочь доказать».

Отдельный вопрос к волопасу — кто он в этой истории: брутальный ухажер, спаситель, интриган, жертва очарования?

В «Прекрасном рогоносце» отчетливо видны фирменные приемы режиссера Ивана Урывского — огромное пространство, где декораций практически нет, да и те — скорее актеры, хотя и не люди. Затихающие эхо-повторы реплик, и много, много пластики. В некоторых сценах движения заменяют целые реплики и фразы — таковы пластические решения Павла Ивлюшкина. Практически всю пьесу герои блуждают в потемках.

Постановка пронизана символьными системами, которые многослойно окутывают текст и без того сильной пьесы, обогащая его, создавая новые ассоциации и заставляя глубоко переживать героям. И потрясающе красивые как будто замершие сценические решения. Спектакль легко можно разобрать на картинки, наполненные символизмом и настроением.

Финальная сцена настолько драматична и всепоглощающа, что прощальный поклон артистов, которые выходят на сцену в костюмах, но в полном здравии и с улыбкой на губах, взявшись за руки, кажется еще одной сценой — жизнеутверждающей. Все, что мы видели до этого — только фантазия, мрачная, реальная до привкуса металла во рту, но она останется там, за тяжелыми занавесями кулис.

Текст: Оксана Маслова
Фото: Виктор Собко

   


загрузка…

 

Анонсы событий




 

 

Самые популярные новости за неделю

2016-01-10-56
2016-01-10-56
2016-01-10-56
Google+