Одесский художник о языковом законе — это культурная деградация и раскол страны

Как стал известно, Верховная Рада собирается принять законопроект «О языке» №5670. Закон предписывает, что все культурно-массовые мероприятия будут проводить исключительно на государственном языке. Театральные представления на других языках должны сопровождаться субтитрами на украинском языке. Фильмы в Украине также можно будет снимать только на украинском. Допускается включение отдельных реплик на других языках при наличии субтитров.

Украинский язык предлагается сделать обязательным для всех СМИ и телевидения на 100%. За нарушение закона штрафы до 8500 грн, а за попытки «внедрения в Украине официального многоязычия» будет грозить уголовная ответственность. Контролировать исполнение закона будут языковые инспекторы.

Этот законопроект уже расколол страну на два лагеря — одни считают, что он просто необходим для защиты суверенитета страны от военной агрессии со стороны РФ, другие же чувствуют в этом ущемление своих прав и свобод. Почему этот законопроект не сработает, а наоборот — ухудшит ситуацию в стране с культурой и почему Кремль от этого выиграет рассказал известный одесский художник Александр Ройтбурд у себя в Фейсбуке:

«А теперь, любі друзі, о проектах мовного закона.

Не хочу разбирать варианты по пунктам и статьям, включу простую обывательскую логику. впрочем, все это я давно говорю, но наверное не очень доходчиво;

Допустим, русский язык вреден и опасен, поскольку является транслятором враждебных Украине смыслов. Хорошо, что с этим делать?

Вариант 1. Выдавить его из обихода и заменить украинским. При жизни этого, да и последующего поколения — даже не надейтесь. Из собственно электората, русскоязычного, но лояльного к Украине, украинизируется процентов 5, остальные озлобятся. Могу объяснить, почему, но это долго. И, кстати, для меня загадка, почему выходцы из украиноязычных регионов этого не понимают. В Тернополе с 1944 по 1991 очень полюбили русский язык и восприняли то, что на нем рассказывали? Вот и здесь эффект будет таким же.

Вариант 2. Принять реальность и начать активно работать с украинскими смыслами на русском языке. И русскую культуру научиться воспринимать не как гомогенное пространство имперского дискурса, а как дополнительный ресурс отталкивания от России. Это на несколько порядков эффективнее, но для этого надо иметь мозг и деньги. Проблема в том, что с первым в стране напряженка, а второе у нас принято разворовывать.

Как говорил в Конституционном суде грузного телосложения мовознавец, мол, если мы перестанем заморачиваться какой-то там русской культурой, то ничего страшного, у русскоязычных есть Россия. Как-то так. Вот и отказались конкурировать с Россией на территории русского языка – сказали, что он чужой, и отдали на откуп Путину уши и мозги примерно половины украинцев. Получили сами знаем что. Оставьте русскоязычной культуре Украины защищенную территорию, а вне ее пределов украинизируйте все что угодно

В наше время технически невозможно что-то просто так запретить, чтобы этого раз — и не стало. А чтобы что-то вытеснять, нужно иметь чем вытеснять. Невозможно никаким законом навязать немногочисленную бесхитростно-патриотичную украиноязычную продукцию тинейджеру с планшетом, которому трешевые приколы интереснее, чем идейно-выдержанный пафос. А тем более – пенсионерке, которая в гробу видала политику, которая читает газеты для домохозяек и детективы Дарьи Донцовой, которая смотрит русское мыло про любовь, случайную беременность, сына-наркомана, гадину-свекровь, гадину-любовницу, гадину-бывшую, про красивую жизнь и свадьбу на десерт, где в качестве бонуса фонят крутые русские олигархи, честные русские офицеры, правильные фсбшники и праведные московские попы. У одной моей знакомой была бабушка, которая целыми днями смотрела русские сериалы. На вопрос «Как ты можешь это смотреть?» она отвечала внучке: «Ты ничего не понимаешь. Это жизнь». Украинское кино не продуцирует эту «жизнь» с нужными акцентами в том объеме, который может заполнить мозг этой категории наших сограждан. Поэтому нужно не языковые инспекции финансировать, а мыло массово выпускать. В том числе и мовою оккупанта, если солов’їна не воспринимается.

Для тех, кто совсем не соображает, цинично подсказываю: для русскоязычной Украины нужно обустроить комфортное культурное гетто с русскоязычным продуктом собственного производства, где путинская Россия будет выглядеть не обетованным раем, а страшным Мордором. И, кстати, это тот случай, когда гетто лучше, чем взаимопиджинизация культур.

Что касается культуры не массовой, то языковые нормы не могут быть одинаковыми для массового глянца и нишевого литературного журнала. Условный журнал «Шо» нельзя украинизировать. Его можно только убить, заодно вытолкнув русскоязычных литераторов из культурного пространства Украины. То же касается и артхаусного кино, и театра, и музыки. Культурный потенциал Украины сегодня настолько ослаблен, что на выжженной вами, ребята, территории в обозримом будущем ничего не вырастет.

Оставьте русскоязычной культуре Украины защищенную территорию, а вне ее пределов украинизируйте все что угодно. Выделите квоты нескольким русскоязычным радиостанциям и телеканалам, а остальные очистьте от суржика. Введите монополию на украинский язык в рекламе и объявлениях в СМИ. Штрафуйте за отсутствие украинского меню в общепите. Введите доплаты за русский нейминг типа «Катюши». Сделайте украинский конферанс обязательным условием для господдержки концертов и фестивалей. Ради бога. Только в маразм не впадайте.

Хотя черт с ним, продолжайте катализировать культурную деградацию и раскол страны, не останавливайтесь. И, кстати, сейчас отличное время для мовосрача. Как раз пересменка в Вашингтоне, старая «крыша» уже не функционирует. Всем не до нас. Ручки путина стали явно посвободнее. А мы сейчас под это дело давайте все быстро переругаемся из-за языка, это сделает нас сильнее. Как и все, что нас пока еще не окончательно убивает».

   
2016-01-10-56
Google+