Как выглядит одесская инфекционка (фото)

Инфекционная больница — пожалуй, самое закрытое медицинское учреждение города. По вполне понятным причинам. Редакции Культурометра довелось побывать внутри закрытого детского отделения. Делимся впечатлениями.

Валиховский корпус. Здание с красивой архитектурой. Конец 19-го века.

Приемное отделение находится в частично разрушенном корпусе. Дежурный врач уверяет — медикаменты бесплатно. На практике сопровождающего взрослого сразу отправляют в аптеку со списком лекарств, написанном от руки на кусочке бумаги. Аптеки здесь работают круглосуточно и находятся прямо на территории корпусов.

Старый полуциркульный корпус инфекционки в состоянии разрухи. В центральной части находится приемное отделение. в 2021 году зданию исполнится 200 лет.

 

Не так давно в инфекционной больнице презентовали новые боксы и корпус. Но мы оказались в старом корпусе. В отделение два входа — по широкой потертой мраморной лестнице и черный — по узкой с металлическими ступенями. Высокие потолки. Высокие выкрашенные в белое двери, высокие арочные проемы окон.

Новейший корпус инфекционки.

Этот корпус также считается новым.

Но он уже трещит из-за движения склона.

Внутри Валиховского корпуса.

В палате оказалось 7 одноместных коек , на каждой — по 2 человека. Мать и ребенок. «Мы матери разрешаем здесь присутствовать, — позже объяснит врач. — Дети с четырех лет по закону могут находиться в больнице сами».

Сами и находятся дети — из интернатов. У них, пожалуй, самая красивая палата на все отделение — на стенах яркие персонажи из мультфильмов, разноцветные детские кроватки, детская мебель, игрушки. Вход в палату перегорожен решетчатой секции на засове. Так детей ограждают от выхода в коридор. Коридор, по словам персонала наравне  с туалетом — одно из  самых опасных мест в отделении. Потому что здесь можно «подхватить что угодно». Малышей из интерната это особо не останавливает, и они осуществляют вылазки, когда в коридоре не видно нянечек и медсестер.

Семейным детям пребывание в больнице скрашивают родители. Назвать палаты удобными сложно. Во многих палатах оконные рамы старые, деревянные. От старости полны щелей, из которых дует холодный воздух. Некоторые койки установлены впритык к батареям центрального отопления, находиться на них физически очень тяжело и здоровому взрослому, что уж говорить о ребенке с высокой температурой.  Пациенты сами пытались заклеить окна самоклейкой, но это только частично решило проблему со сквозняками.

В палатах местами облуплена красками, которая свисает хлопьями. А кровати  панцирные или из металлического каркаса, на которые сверху положены доски.  Сверху на досках — средний или тонкий матрас. Интересно, что здесь матрасы не меняют после каждого больного, обходятся заменой белья. Потому постепенно матрасы приобретают серый оттенок, не хочется думать, что еще вместе с оттенком. На кровати — по две подушки, для ребенка или матери или отца.

Кстати, отцов в отделении не так уж и мало. Они  водят за руку своих детей в туалет, исправно выносят горшки, и держат детей во время манипуляций. Места для пап в палатах огорожены от «женского» блока доской. В палатах по 5-7 коек,  всего по 10-14 человек — детей и взрослых. Когда на ежедневный осмотр  в палату заходит врач вместе с интернами — здесь становится по-настоящему тесно.

Топят хорошо, без проветривания сложно. Но  те, кто лежат у окон категорически против открытой форточки — никто не хочет, чтоб ребенку задуло. Каждый день  палата самоорганизуется и всем составом входит в коридор, предварительно надев маски. Открываются окна, затем включают УФО-лампу — кварцуют. Находится на таком ограниченном пространстве в составе 10-14 человек, 5-7 из которых перманетно плачут — серьезная психологическая нагрузка. Которая значительно изматывает матерей. При этом покидать палату категорически не рекомендуют.

В отделении — два выхода. Оба из них заперты на навесные замки. Ключ у дежурной санитарки. В каждой двери — небольшое окошечко, достаточного размера, чтобы просунуть руку. Так передают лекарства и небольшие «посылочки» родственники пациентов.

В инфекционной больнице кормят — три раза в день. Еду развозят в аккуратных запечатанных боксах. Она диетическая, теплая и на вкус весьма приятная. Также здесь в постоянном доступе пациентов кипяченая вода, микроволновка и холодильники.

Сотрудники больницы весьма доброжелательны. Няни и медсестры улыбаются больным деткам, утешительно разговаривают с ними.  «Ничейным» интернатовским детям — особое внимание. Их каждый день переодевают в свежее белье, поят лекарствами. За все время пребывания мы ни разу не слышали, чтоб на малышей повышали голос.

Интересно, что и «добровольные пожертвования» здесь попросили только один раз за время пребывания —  50 грн.   Общие анализы крови и мочи также делают бесплатно, а вот за дополнительные — биохимия крови, гормоны и  другие специальные назначения — за отдельную плату. «Мы передаем их другой лаборатории», — объяснили в отделении.

Левое крыло полуциркульного корпуса. После пожара одни руины.

Через забор виднеется панорама Пересыпи

 

   

Самое популярное за неделю

2016-01-10-56




2016-01-10-56
2016-01-10-56
Google+