Алексей Ботвинов о подготовке к фестивалю Odessa Classics

Есть скандинавская поговорка, которую многим из нас следовало бы сделать девизом всей жизни: «Северный ветер создал викингов». Ее я вспомнила благодаря одним людям, достаточно известным в нашем городе – это Алексей и Елена Ботвиновы. Кажется, что трудности для них – это даже хорошо, они их стимулируют, и процесс достижения желанной цели становится еще более интересным. Трудности ещё больше разжигают их здоровый энтузиазм на благо высокого искусства.

Алексей и Елена Ботвиновы

А ведь никто бы их не осудил, если бы в этом году, из-за всемирной негативной ситуации, фестиваль Odessa Classics не состоялся бы. Но о таком раскладе даже речи быть не могло. Ведь в это непростое для всех время, музыка должна звучать!

Встретились мы с Алексеем за обедом в красивом и уютном ресторане, в тени величественных деревьев на Лидерсовском бульваре. В непринуждённой беседе, мы поднимали желтые и зелёные лимонады за будущий фестиваль, обсудили последствия карантина, поговорили немного о личном, правда кое что пришлось оставить за кадром, несмотря на очень активную социальную позицию и популярность, Алексей старается сохранить своё личное пространство для себя.

Сейчас самый разгар подготовки, ведь 10 августа стартует фестиваль, ограничения лишь создают дополнительные трудности, но таких людей как Алексей и Елена Ботвиновы не остановить.

Алексей Ботвинов

– Алексей, ну все таки, что-то хорошее за время карантина произошло?

– До этого редко удавалось побыть с семьей в таком количестве, ребёнок счастлив. Но на этом положительные стороны карантина заканчиваются. Я считаю, что это ненормальная ситуация. И когда говорят что у нас будет новая нормальность, я категорически против. У нас была хорошая полноценная жизнь, и мы должны поскорее вернуться к ней. Переход в онлайн, это крайне деструктивно для общества и экономики страны. Могут быть ужасающие последствия для психики человека. Почему? Потому что люди существа социальные. Так было всегда, тысячелетиями.

Мы живем вместе, при встрече обнимаемся, жмём друг другу руки. Нам необходимо на генетическом уровне тактильные ощущения. И если нам сейчас скажут, что нужно уйти в социальное дистанцирование, это будет огромной психологической травмой для человечества, и я даже не представляю всех последствий. Для культуры переход в онлайн режим означает смерть. Пропадает энергетика. Я категорически против.

При этом, я не отрицаю существование вируса. Он есть, но нам нужно учится с ним жить. Он не настолько смертелен как чума, чтобы полностью зацикливаться на процессе выживания.

Алексей Бовинов в зале

– Но в своё время даже с чумой справились. И Холерой.

– Да. Я сейчас как раз прочитал, что в середине XIX века в Париже вспыхнула холера. Туда поехал Паганини с серией концертов. Он сказал, что его никто не сможет остановить провести концерты, так как его миссия нести музыку людям. Несмотря на всю опасность, концерты состоялись при полных залах. Сейчас концерты запрещают, а еще говорят, что мы живем в эпоху свободы. Это как сказать.

– Недавно встретила на театральном фестивале главного режиссёра Украинского театра. Он как раз вернулся из Киева, и я поинтересовалась как прошли его спектакли. Так вот, он несколько расстроен, потому как зрителей мало, и связано это с тем, что из-за страха Covid люди боятся ходить в театр. То есть СМИ на некоторых таки навеяло страх.

– Да, к сожалению СМИ продолжают сеять панику и запугивать аудиторию. Этот инструмент мне никогда не нравился, для чего бы он не использовался. Для политики или в данном случае для «пользы» населения. Я не уверен в пользе. Это средство контроля.

– Ну наверняка на карантине происходило и что- то хорошее?

– Разучивал новую концертную программу. Говорить не буду какую)

– Я заметила, что вы не любите раскрывать карты. Это суеверие?

– Ну наверное да. Бывали случаи, когда говорил раньше времени, и что-то шло не так. Поэтому я осторожничаю в этом смысле. Не черезмерничаю конечно, но немножко есть.

– А глядя на своих коллег, не возникало желания давать онлайн концерты.

– Вот именно потому что я посмотрел на других коллег, понял что нет. В таком проекте как Hope&Home, я бы поучаствовал с удовольствием. Это высокопрофессиональный продакшн, в первую очередь звука. Там звук, как – будто записан на лейбле Deutsche Grammophon. Собственно говоря над проектом работали те же люди. В другом случае теряется качество звука, энергетика. Я решил ждать, пока возобновиться живое общение.

Алексей Ботвинов и Дэниэл Хоуп

Алексей Ботвинов и Дэниэл Хоуп

– Алексей, глядя на ситуацию, есть твёрдая уверенность, что фестиваль состоится?

– Общий тренд безумен. Неизвестно что произойдёт через неделю. На данный момент есть постановление МОЗа и санитарного врача, которые позволяют проводить концерты на 50% заполняемости зала при рассадке в шахматном порядке и естественно публика должна быть в масках.

– А как финансовая составляющая фестиваля, при таком раскладе должно быть колоссальный удар.

– Так и есть. Это колоссальный удар. Мы ищем понимания среди наших партнёров. Но при этом, вся наша команда считает, что во время беспрецедентного кризиса, высокое искусство должно звучать. И если это удастся, то это будет хороший очень знак. Как тогда, с Паганини, когда он решил поехать во время холеры с концертом, чтобы помочь людям справляться. Вот этот праздник мы хотим сделать и у нас. Хоть и с очень тяжелым финансовым вариантом, будем нести наш меседж добра и света.

– А ведь была официальная причина отказаться от трудностей, но вы не сдались.

– Да, была. Но мы такие. Я вообще по жизни боец. В разумных приделах, но всегда борюсь до последнего.

– А как вам удаётся совместить в себе качества такие как творческое начало и организаторские способности, духовность и прагматичность. Одно другому не мешает?

– Мешает. Конечно мешает. Но с другой стороны, когда удаётся создать мощный проект, то это даёт мотивацию, для того, чтобы мучиться дальше. До фестиваля, я не думал что буду заниматься нечто подобным, это не моё. Но сейчас я в это вошёл и увидел, что получается и есть результат. И конечно, очень важно, что со мной в единомышленниках моя жена. Она очень мощный менеджер и без ее поддержки я бы не пошёл в такой большой проект. Лена оказалась тем самым соратником, и единомышленником. Она так же как и я горит нашим проектом, готова пойти на многие жертвы, чтобы сделать что-то хорошее.

Елена Ботвинова

Елена Ботвинова

Я имею ввиду с духовной точки зрения. Потому что с точки зрения бизнеса, у нас все неправильно. Столько сколько мы тратим сил и энергии, при этом никакого материального удовлетворения. Но если посмотреть с точки зрения чего мы добились, то я считаю что это очень мощный и быстрый результат. Этому очень удивляются мои западные коллеги – как так быстро наш фестиваль приобрёл такие масштабы. Очень обидно что в этом году к нам не приедут иностранные гости. Планировался мощный десант из Европы. Зато среди наших соотечественников было всего несколько отказов в связи с переносом даты, очень приятно.

– Хочется вернуться к очень ожидаемому, но к сожалению так и не состоявшему концерту с уроженцем Одессы, австралийским дирижёром Владимиром Фаншил. Как возникла идея создания фестивального оркестра?

– Сейчас в мире существует трендовая тема, создание фестивальных оркестров. Это не рутинный оркестр, где коллектив собирается на постоянную зарплату, а с тем, чтобы сделать что-то необычное и особенное. Основной костяк это одесские музыканты, к ним присоединятся музыканты из разных городов Украины и несколько ведущих мировых лидеров как солирующие музыканты. Пока мы перенесли это событие на осень. Надеемся что все получится.

– Так, ну одно из ближайших событий все таки должно произойти. В этом году вы примите участие на фестивале Майкла Гутмана в Италии. Прозвучит программа концертов камерной музыки, будете играть Рахманинова?

– Да, сонату для виолончели и фортепиано с Цзин Чжао, и Большое Рахманиновское Трио. Майкл вообще собирался отменить фестиваль в связи с ситуацией, но слава богу все таки проведёт в таком формате, правда без больших оркестров, в основном дуэты и трио.

– Вы записали с Даниэлем Хоупом, совместный диск на звукозаписывающем лейбле Deutsche Grammophon, когда он выйдет?

– Должен был выйти уже сейчас, но из-за карантина немного сдвинулись сроки. Мы как раз с этой программой будем выступать в оперном. Плюс сыграем Сильвестрова «Пасторали» 2020, Произведение сочинено для Odessa Classics и BeethovenHaus Bonn.

– Ожидается приезд Сильвестрова?

– Мы его пригласили, обязательно. Валентин Васильевич сам по себе человек достаточно интровертный, к тому же сами понимаете, в связи с ситуацией, все пожилые люди в зоне риска. Поэтому будем посмотреть.

– В прошлом году на опен-эйре вы впервые сыграли джаз, а ведь вы его раньше «не любили»

– Это надо сказать спасибо Хоупу, который меня на это сподвигнул.

– А вы говорили ему что не любите джаз?

– Да, говорил. Он сказал, что мы это исправим. Это было мое первое публичное исполнение, в результате которого я получил огромное удовольствие, можно сказать вошёл во вкус.

– В этом году планируется персональная Художественная выставка в рамках фестиваля, кто из художников будет представлен?

– Юрий Егоров. Когда – то я общался с Александром Ройтбурдом и он мне сказал, что если главный скрипач для Одессы – это Ойстрах, то в живописи XX века – это Егоров, и тут нет никаких других мнений среди профессиональной среды. Классик одесской живописи. Его уже нет в живых, и это его первая большая персональная выставка в одесском музее западного и восточного искусства. Анатолий Дымчук будет куратором выставки.

Беседовала Олеся Баглюкова
Фото: Николай Вдовенко.

 

Читайте новости Культурометра в Telegram, Instagram и Facebook.

   
 
 
 
 

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

 
 
 
2016-01-10-56
2016-01-10-56
2016-01-10-56