Ужас, страх и слезы – одесситам показали «Норд-Ост» изнутри (фото)

25 апреля молодой театр «Двадцать один» на сцене Еврейского культурного центра представил премьеру спектакля «Норд-Ост».   Пьеса Торстена Бухштайнера рассказывает о трагедии, произошедшей 23 октября 2002 года в здании московского Театрального центра на Дубровке. Главные героини – три женщины. Зура – молодая чеченка, которая после потери мужа во время чеченской войны, становится одной из 20 «черных вдов», захвативших здание. Ольга – обычный зритель, ставший в тот день заложником. Тамара – вдова, ее психологически сломленный Чечней муж вскоре после возвращения на родину умирает. По профессии Тамара врач.

Норд Ост (4)

Трагедия, которая впоследствии обрела сухое название «Норд-Ост», соединила судьбы этих женщин-вдов. Да, вдов. Каждая из них либо теряет, либо уже потеряла мужа. Зура в Чечне, Тамара – после войны в Чечне, Ольга – в Театральном центре. Кстати, у Ольги есть вполне реальный, не безликий прототип – Тамара Старкова. 26 октября один из заложников впадает в истерику и бросается на стоящую поблизости шахидку. Боевики пытаются остановить его автоматной очередью, но промахиваются и попадают в Тамару и ее мужа – Павла Захарова. Впоследствии террористы разрешили вывести раненых. Тамара, получившая ранение в живот, выживает, Павел, которого ранили в голову – умирает.

Норд Ост (1)

Актеры держат зрителя в напряжении буквально с первых минут. Гробовая тишина в зале, на сцене еле-еле брезжит свет, стоят несколько театральных кресел и пограничных столбов – видимо, как напоминание о том, что война в Чечне началась с борьбы за независимость. В луче софита стоит молодая чеченка. Она рассказывает, как русский солдат застрелил ее мужа, как она потеряла ребенка и стала «черной вдовой». Свет гаснет, потом снова загорается, и свои истории рассказывают Ольга и Тамара. Затем действие переносится непосредственно на Дубровку.

Норд Ост (2)

Так сложилось, что на момент московской трагедии я была в России и видела этот ужас в режиме онлайн по ТВ. Режиссер-постановщик Алексей Жила Базель вернул меня в те несколько страшных дней. В ушах снова зазвенели ужасающие новостные сводки: «Террористы захватили театр на Дубровке», «в заложниках 916 человек, среди них дети и пожилые люди», «Террористы начали расстрел заложников», «Они требуют вывести российские войска из Чечни», «Удалось вывести раненых и детей», «Начался штурм…». В те дни все было как в кино, с той лишь разницей, что это было реальные: заложники, террористы, требования, бомбы, раненые и убитые. На протяжении спектакля я не могла отделаться от охватившего меня страха, что это снова правда. Еще немного и пустят газ, будут сотни мертвых людей, десятки застреленных в голову террористок. Неумелые врачи потянут выживших заложников на улицу, а власти будут оправдывать использование смертельного газа.

Норд Ост (3)

По окончании спектакля на мгновение воцарилась тишина, зрители не аплодировали, они вытирали слезы. Слезы, наверное, самая важная награда для этих трех женщин, режиссера и драматурга.

Марианна ПОДЯ

Фото автора

 

Читайте новости Культурометра в Telegram, Instagram и Facebook.

Добавить комментарий

  

Культурометр в Instagram

 
 
 
 

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ


 
 
 
2016-01-10-56
2016-01-10-56
2016-01-10-56