Кто прячется за маской Вия в одесском театре?

С тех пор как в 1835 г. Николай Гоголь написал произведение “Вий”, читатели, литературоведы, фольклористы задаются вопросом: кто же именно стоит за образом Вия в этой повести? Откуда он взялся? Какое он имеет фольклорно-мифологическое происхождение? Внешне все казалось понятным. Гоголь в произведении как будто расставил все точки над “і”: “Вий – колоссальное произведение простонародного воображения…” – сказал он. Впрочем, при детальном рассмотрении оказалось, что с Вием не все так просто.

Вспомним, Вий – это существо из подземного царства, крепкого, приземистого телосложения. Весь он в черной земле. Имеет длинные веки. Самостоятельно, без чужой помощи, не может их открыть. Его глаза – смертоносные. Вий с трудом передвигается. Его приводят под руки и ставят перед Фомой. И еще один из атрибутов Вия, на который редко обращают внимание – железо. Он имеет железное лицо и по крайней мере один железный палец. “С ужасом заметил Фома, что лицо на нем было железное…” и далее: “Вот он!” – закричал Вий и наставил на него железный палец”.

Итак, Вий – это потустороннее существо с гротескно выраженными недостатками зрения, имеет убийственный взгляд и отношение к железу, ограничено в передвижении. Сначала Вия искали в отечественной мифологии и сказках. Поиски оказались не совсем удачными. Во второй половине XIX века украинскими исследователями В. Милорадовичем, К. Невировой, Сумцовым и другими в Лубенском и Сумском уездах было записано и проанализировано много сказок с похожими мифологическими мотивами. Такими как: езда парня на ведьме, ее убийство, месть ведьмы, испытания героя – чтение Псалтири над телом ведьмы в церкви в течение 3-х ночей подряд, во время которых ведьма пыталась убить героя, а он спасся благодаря молитвам, кругу вокруг себя и петухам. Однако во всех случаях мертвая ведьма после двух неудачных попыток, на третью ночь зовет на помощь не Вия, а “старшую ведьму из Киева”. Вий в сказках, приближенных к регионам Полтавщины, не фиксировался.

Впрочем, едва ли не единственной аналогией, Вию, которая была обнаружена в украинском фольклоре в XIX веке стал “Солодивый Бунио” из Подолья, который силой взгляда уничтожил легендарный город Боход вблизи реки Збруч (легенда была записана в 1851 г. Жебровским и обнародована в Краковской газете “Время”).

В русском фольклоре персонажа сказки “Про Ивана Быковича” (№77 в сборнике Афанасьева) “старого дедушку” – мужа ведьмы объединяла с Вием: принадлежность к подземному царству; проблемы со зрением – его глаза заросли бровями и ресницами; малоподвижный образ существования – старик все время лежал на кровати; атрибутика железа – он лежал на железной кровати, а ресницы его могли поднять только 12 богатырей с помощью железных вил. Однако этот старик был лишен убийственного взгляда. И Иван Быкович без особых проблем, без магического круга и петухов с ним справился. В одной из белорусских сказок также была найдена определенная параллель с “Кощеем”. Он имел веки по 5 пудов каждое, которые ему поднимала служанка. Самостоятельно справиться с ними белорусский “Кощей” не мог.

В ХХ веке в условиях отсутствия убедительных результатов, исследователи продолжили поиски Вия, которые дали довольно интересные и не ожидаемые версии. В частности, появились гипотезы о его происхождении из иранской (скифо-сарматской) и кельтской мифологии, были найдены определенные параллели в сказочном мире Западной Европы (сказка братьев Гримм: “Die Prinzessim im Sarge und die Schildwache” №239 в редакции И.Больте и Г.Поливок).

Лингвист Абаев в 50-х гг. выдвинул гипотезу, что Вий – это осетинский Ваюг, антропоморфный злой великан, который шумит по ночам, связанный со смертью и железом. Он отвечает за открытие железных врат в царстве мертвых и имеет деформированное зрение. Часто в осетинских сказках его изображают одноглазым. В древние времена господства в украинских степях скифов и сарматов (VII в. до н.э. – III в. н.э) Ваюг, по мнению, Абаева был заимствован славянами и превратился в Вия.

В 70-х гг. В.Иванов обратил внимание на еще большее сходство Вия с потусторонним персонажем кельтской мифологии Балором по прозвищу “дурной глаз”. Балор имел один смертоносный глаз, прикрытый длинным веком. Во время битвы специально обученные 4 дюжих бойца поднимали это веко. Для этого использовался специальный круг. Глаз Балора направляли на врагов и оно их уничтожало. Исследователь также нашел определенные параллели Вия в других кельтских легендах о герое Кухулине (“герой кривоглазый”) и др.

Некоторые исследователи сошлись во мнении, что такая широкая география возможных прототипов Вия от северного Кавказа до Ирландии может быть связана с тем, что образ Вия происходит со времен единой индоевропейской общности, которая формировалась 5 тыс. лет назад, когда еще не было ни кельтов, ни иранцев, ни германцев, ни славян.

В 1989 г. японский исследователь Ито Ичиро в работе “Общеславянский фольклорный источник гоголевского Вия” сделал предположение о тождественности мифологем Вий – вуй (дядя на Западной Украине, т.н. “земляной дядя” украинской мифологии; волк у сербов). И действительно с того момента как Фома с бурсаками заблудился, сошел с пути волчий вой сопровождает в повести появление нечистой силы. Сначала ведьмы – панночки, а потом и самого Вия. “И вдруг наступила тишина в церкви, послышалось где-то далеко волчье завывание и незабором раздалась тяжелая походка, звучавшая по церкви; взглянув искоса увидел он (Фома), что ведут какого-то приземистого, сильного, кривоногого человека…”.

Так что вопрос Вия, как мифологического персонажа остается открытым, а Одесский областной академический драматический театр (ул. Греческая, 48) предлагает зрителю свою оригинальную версию происхождения Вия в постановке одноименного спектакля режиссера Георгия Ковтуна. Кто именно скрывается за маской Вия в Одесском театре можно будет узнать в воскресенье 24 марта, в 18.00!

Георгий Бянов
Фото из архива Одесского областного академического драматического театра

   
 

Анонсы событий




2016-01-10-56
2016-01-10-56
2016-01-10-56