Одесситка рассказала, как с помощью культуры собрала деньги на бронежилеты

Культурная оборона Одессы. Юлия Городецкая рассказала, как с помощью культуры собрала деньги на бронежилеты для оркестра военно-морских сил ЗСУ 

Встречайте новую героиню нашего проекта “Смелость быть дома” от одесского бренда Issa Plus Юлия Городецкая.

Юлия журналист, блоггер, сейчас живет в США, но в начале войны приехала в родную Одессу навестить близких. Когда началась война, Юля осталась здесь, чтобы быть со своими людьми и переживать вместе это тяжелое для нашей страны время.

О первых ощущениях, когда началась война

О том, что война, к сожалению, неизбежна, я знала еще до начала. Следила за перемещением войск врага. Когда к границе подвезли крышу у холодильников, поняла, что счет идет на дни. Поэтому я сделала запасы – еды, воды, лекарств и туалетной бумаги. В каком-то смысле сюрприза не было. Но и был тоже – когда взрывы шарахнули в нашем городе и в других местах Украины – сразу после экстренной речи Путина, я поняла, что недооценила свою смелость. То есть ее отсутствие. Думала, что будут заходить с востока страны. То, что они будут ударять по всей Украине одновременно, я не ожидала. Хотя, конечно, это моя ошибка.

 О решении остаться в Украине

Нельзя сказать, что это было решение “не возвращаться” – потому что в тот момент, когда ехала в Украину, и я, и моя семья понимали, что вероятность войны высока до уровня неотвратимости. Спасибо мужу и детям. За то, что боролись с тревожностью, которую им подарило это решение.

Я привезла с собой все камеры, даже скрытые, чтобы документировать, если произойдет временная оккупация. Ехала, конечно, не для участия в этом – главной причиной была необходимость восстановиться от тяжелых последствий ковида.  Но я сделала все, чтобы успеть попасть к врачу, получить лечение и прийти хоть в какую-нибудь форму.

  Об участии в волонтерской деятельности

Первые три недели я пахала на информационном фронте. Писала, переводила иностранным журналистам, заходила в комментарии больших средств массовой информации и добавляла не вошедшие в их сюжеты детали. Когда-то после Майдана меня очень читали в твиттере иностранные журналисты. Потом я его запустила и десять лет он лежал. Надеялась восстановить, но, честно говоря, он так и не взлетел на прежнюю высоту. Все-таки это был инструмент. И я принялась искать другие пути его использования. Лучше всего он сработал, когда я захлебывалась от горя – в день бомбардировки Мариупольского театра. Пока читатели и зрители (особенно за рубежом) не понимали, что разбомбили не просто хорошее здание – в бомбоубежище были люди, много людей, я нашла в ютюбе видео об этом, скачала и стала поститься везде, где могла. Со ссылкой на источник. Рыдая в голос.

Это, пожалуй, самый сложный период для меня. Здоровье снова начало барахлить, работала я все время, когда не спала (а я почти не спала), выходить на улицу не было сил. А новости были страшными.

Но потом мне повезло – друг-музыкант Оркестра военно-морских сил ВСУ сказал, что им нужны броники, медикаменты и средства связи. Составы, в которых было хоть что-то в нашей стране, не готовившейся к войне, были разбомблены. Тогда местные власти молчали и не было понятно: собираются ли они противостоять оккупанту, или планируют сдать наш город, тогда все придется делать самим. Масса людей пришла в терроборону, волонтеры начали самостоятельно собирать бойцов на фронт.

В Черноморском яхт-клубе собиралась городская интеллигенция: грузила песок в мешки, затем этими мешками покрывали памятники архитектуры и скульптуры. Песок упаковывали писатели и поэты, художники и музыканты – под руководством директора клуба Альберта Кабакова. Там было много моих друзей. Они первые показали, что бояться нелепо – нужно работать на Победу. А когда меня позвали волонтером для Оркестра, стало очень хорошо. Когда много работаешь, не помнишь о страхе.

В самом начале была гигантская вероятность, что оркестрантам придется защищать Одессу – они хоть музыканты, но военные. ВСУ. После бомбардировки складов на тех, кто еще в тылу, не хватало ни броников, ни средств связи, ни аптечек. Сначала я “прошлась” фондами, но те помогали передовой. Стало ясно, что собирать надо самой – в своих. Тогда я попросила одноклассника Мишу Бланка из США придумать и нарисовать мне постер под сбор, открыла отдельный счет на PayPal и стала просить о помощи. Друзей, близких и совсем незнакомых людей. Писала зарубежным артистам с одесскими корнями – просила проводить в нашу пользу концерты. Кто-то отказывал, кто-то игнорировал, но кто-то соглашался! Люди пересчитывали кто сколько мог – от 50 гривен до 1000 долларов. Так мы за несколько месяцев собрали на 23 жилета. Мои друзья – из США и Канады – везли эти броники в чемоданах. Но потом у людей начали кончаться деньги. И сбор почти остановился. К счастью, еще один близкий друг (мой и Одессы) Меелис Кубитс взял на себя заботу о оставшейся экипировке. В июне в Таллинне прошел один из концертов Odessa Classics, его транслировали по телевидению, а собрание несколько дней назад передали нам: вышло 15 тысяч евро, их хватило на 23 бронежилета.

 

Вообще, конечно, оркестр был лишь началом волонтерства. Я шучу, что за 5 месяцев войны разным людям мне приходилось искать вещи в диапазоне от калоприемника до винтовки с оптическим прицелом.

 

  Об организации концертов

Другой частью моего волонтерства была организация концертов. Ведь мне повезло – рядом был прекрасный Оркестр военно-морских сил. Они были заняты тыловыми задачами, но эти прекрасные люди нашли время не только выступать в разных точках Одессы – под открытым небом, для всех, кто хочет услышать. Но готовили новые программы, учили новую музыку и поддерживали всех горожан.

Также мне удалось организовать два концерта канадского кларнетиста Юлиана Милкиса, выступавшего с Оркестром Андрея Черного. Это вообще был первый такой опыт: от написания аранжировки и поиска оркестра – до репетиций и выступлений. Двойным счастьем стало, когда Юлиан играл “Мелодию” Мирослава Скорика с Оркестром военно-морских сил в Городском саду. Не могла бы найти слова, чтобы описать чувства. От Яхт-клубовской “Песочницы” мне досталась волонтерская группа “Волна” – они стали моими друзьями и гордостью. Я успела попасть на десятую долю концертов, которые они давали. Военным и гражданским.

 

В целом, музыка очень помогла мне лично и многим людям, которые приходили комментировать мои посты.

 

О сохранении эмоционального баланса

Я плачу почти каждый день. Но после этого собираюсь: нам нужно очень многое сделать, расслабимся после Победы.

 

Почему культурная составляющая также важна в борьбе?

Я верю и знаю, что культура является неотъемлемой частью не только моей жизни, но даже жизни тех, кто об этом не подозревает. Да и война нам это очевидно продемонстрировала. Наш бесконечно талантливый народ реагировал на беду разными художественными формами. Посмотрите, какие талантливые иллюстрации сопровождают нас все 5 месяцев. Первую марку с российским кораблем, ушедшим, куда прислали, вообще знает весь мир. Но сколько других шедевров мы с вами увидели за короткое время?

А стихи? А музыка. Невероятно. Главное наше отличие от “пришельцев” – ничего из этого не “госзаказа”. Все – способ наших людей проживать беду, прорываться сквозь боль. Катарсис, если хотите, только не по учебникам, настоящий. И он работает не только на создателя, но и на зрителя со слушателем.

 

Бойцом арт-фронта быть, конечно, легче, чем отражать атаки противника на передовой. Но сложнее, в разы посложнее, чем просто обывателем. Все мы люди и всем нам тяжело сейчас от количества навалившейся на нас боли. А люди искусства – вдвойне более чувствительны к этой самой боли. Тем не менее, им приходится находить в себе силы и творить: чтобы дать нам всем возможность вздохнуть, если не полной грудью, то хоть как-то. Чтобы дать нам возможность ненадолго забыть кошмар новостей. Чтобы дать нам силы продолжать борьбу – каждому на его участке фронт.

 

Какая роль украинской женщины сейчас в тылу и видишь ли ты в будущем на политических должностях больше женщин в нашей стране?

Потрясающие наши женщины. Всюду они. Повсюду. И на фронте в окопах. И за рулем бронетехники. И на волонтерской вахте. Медики и журналисты – всех и не перечесть. Страшное время, когда девочкам пришлось очень быстро разобраться в том, насколько расстрелянными должны быть бронежилеты и какие именно дроны надо доставать на передок. Швеи, которые от производства платьев переключились на пошив итогов и ремней для автоматов. Репортеры и операторы, кормящие тысячи вынужденных переселенцев. Мне кажется, что до войны наша страна была одной из самых скромных в смысле сексизма на работе – если посмотреть на территорию бывшего советского союза. Думаю, после победы станет еще лучше. И что все “сестры” найдут свои места уже в новом, мирном мире.

Что касается политики, то и сейчас женщин много в высоких кабинетах и ​​в здании Верховной Рады, например. Но я надеюсь, что с победой туда придут женщины, которые готовы выполнять реальную работу – что “корабельные сосны” сменят феи, достававшие эльфийскую сталь до окончания полуночи.

 О планах на будущее в Украине

Я хочу вернуться, когда мои дети закончат вузы. Пока никаких конкретных планов нет и, я думаю, быть не может. Мы не знаем, что нас ждет даже завтра, не то, что через несколько лет. Но у меня есть мечта. Хочу открыть в Одессе еврейский театр. Надеюсь, она сбудется.

 

 

  О первом действии после Победы

Я выпью. Простите. Напьюсь с друзьями из разных точек мира, которые поддерживали меня в первые дни войны, которые проводили на видеосвязи со мной времена тревог, которые писали и спрашивали. Которые переживали.

Очень мало пью в обычной жизни, до войны вообще практически не пила: несколько раз в год на праздник – не в счет. А здесь вот так. Обещаю. Планирую. Прошу извинить.

  Какое место будет занимать Одесса в культурной карте Европы?

Я очень надеюсь, что в культурных вузах Одессы исчезнет коррупция. Что наши юные музыканты и танцоры будут попадать на сцену не потому, что родители занесли руководителю заведения, а за талант. Что город будет тратить больше денег на культурные ивенты высокого класса, а не отдавать деньги любящим мэра. Что в области появятся средства на возрождение разных культур нашего региона. И что мы найдем возможность рассказать об этом уникальном этно коктейле всему миру. Для процветания у нас есть все возможности, важно их использовать на этот раз.

 

 О женщине в должности мэра Одессы

Она должна быть Екатериной Ножевниковой. Сама Катя не пойдет в политику – она много раз говорила. Итак, я имею в виду этот архетип. Сильная. Способна объединять людей. Честная. Резкая иногда, когда надо. Мягкая, когда ситуация нуждается в нежных руках. Ради общего дела готова свернуть горы, воскресить мертвых и убить живых, но плохих. Говорят, что нет у большинства жителей запроса на такое, но Кате и ее “Корпорации монстров” помогают собирать колоссальные суммы. Не является ли это показателем того, что надежда существует?

 

  Слова вдохновения для украинских женщин.

Девочки, прорвемся. Победим. Расплачемся. Отпразднуем. Оденем хорошее, а потом снова закатим рукава и пойдем восстанавливать страну. Мы крутые. Мы мудры. Мы сильны. Мы хорошие. Мы заслужили лучшее, что есть на земле – нашу Украину!

Текст Юлия Городецкая

Одежда и фотосессия от Issa Plus

 

 
  


 

Культурометр в Instagram

 
 


САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ


 
 
 
2016-01-10-56
2016-01-10-56
2016-01-10-56